These translations were generously offered by a member of Детранзишн - Detransition, a Russian community focused on giving space for healthy discussions around the topic of detransition.

Для меня главной причиной начать медицинский переход было сильное отвращение от своего тела и оторванность от него. ЗГТ казалась единственным решением, способным помочь.

Я не могла понять, почему я вдруг так сильно возненавидела своё тело. Я думала, что просто была трансгендером, и что дисфория пройдёт на ЗГТ. И она прошла. Но за это нужно заплатить: жить в обществе как мужчина и отказаться от моей лесбийской идентичности.

Я врала терапевтам, врала врачам, семье и друзьям, чтобы иметь доступ к тому, что я считала единственным решением. В какой-то момент я начала врать себе.

Детранзишн для меня — способ перестать отрицать свой женский опыт.
Детранзишн для меня — способ взять дисфорию под контроль.
Детранзишн для меня — способ открыть для себя тело, которое я меняла с 16ти лет, и наконец-то работать над принятием его таким, какое оно есть.

Детранзишн для меня — не означает возвращение к неуверенной 16-летней себе. Это значит двигаться вперёд и стать сильной женщиной, которой я хочу быть



02

Мне было сложно взрослеть с женским телом. Друзья говорили, что мне ужно похудеть, я не могла выйти из дома и не встретить мужчин, свистящих мне вслед или смотрящих мне на грудь, а не на лицо при разговоре. Я чувствовала как будто это тело не моё.

В 20 я уже не могла идентифицировать себя женщиной, я сбрила волосы, голодала, мой вес стал меньше здорового. Я пыталась избавиться от тела, которое так ненавидела. Я узнала термин "трансгендер" и не могла перестать думать об этом.

Я решила, что я либо убью себя, либо сделаю переход. Может, я просто не должна быть женщиной, может я родилась трансгендером. Я не могла найти другого объяснения.

Переход спас меня, и я не жалею о своём решении. И ещё он подтолкнул меня на анализ того, почему я решила его начать на самом деле. Я больше не думаю, что родилась трансгендером, думаю, я им стала.

Я планирую прекратить приём тестостерона и вернуть женственную внешность, чтобы встретиться лицом к лицу с плохим образом женщин, к которому приучило меня общество и принять новую более сильную себя.



03

Мне 22, я гендерно-неконформная женщина, формально идентифицировавшая себя как гомосексуальный транс мужчина. Много лет у меня были проблемы с депрессией, тревожностью, аутизмом и ПТСР*.

Когда я была трансгендером, я думала, что решение некоторых моих проблем — быть гомосексуальным мужчиной, что
это помогло бы с ненавистью к себе, непринятием женственности и с подавленностью в целом. Я думала, что безопаснее и более достойно быть мужественным геем, чем гендерно-неконформной женщиной.

Я начала принимать тестостерон и сделала мастэктомию, доктора одобряли это, хотя в то время у меня были суицидальные наклонности. Но переход не сделал меня счастливее.

Только с помощью ДПТ** я начала принимать и любить себя как женщину и девушку. Для меня детранзишн означает простить себя за недостатки и принять своё тело и разум таким, какие они есть, вместо ношения маски гендерной идентичности.

Детранзишн для меня — стремиться к психологическому комфорту и не запирать себя в рамках общественных или личных гендерных стереотипов. Детранзишн для меня — стать цельной личностью, любя при этом все части себя, не пытаясь изменить вещи, которые иррационально кажутся тебе неудовлетворительными.

*Пост травматическое стрессовое расстройство
**Диалектическая поведенческая терапия




04

Я сделала транс каминг-аут в 16, начала принимать тестостерон в 18 и в 20 перестала и изменила мнение о своей идентичности.

Думаю, я начала переход потому что считала, что со мной что-то не так. Я постоянно занималась самобичеванием и думала, что жизнь была бы лучше, если бы я была кем-то другим.

У меня была жуткая дисфория и я думала, что будь я мужчиной, всё было бы лучше. Поэтому я врала всем, включая себя.

В 20 во мне внутри меня что-то щёлкнуло и я перестала получать гормоны и попробовала наладить отношения с телом. Я поняла, что я всегда буду женщиной, этого не изменить и нужно научиться жить с этим без ненависти к себе.

Я пережила нападение с изнасилованием в раннем возрасте, и я поняла, что начала ненавидеть тело из-за этого.



05

Переход был уходом от действительности. У меня были проблемы с дисморфофобией и РПП с 12ти лет, и гормоны казались чудесным лекарством от всего этого. Способом абстрагироваться от сильнейшей диссоциации с телом.

Почти сразу после начала перехода моё ментальное и физическое здоровье начали ухудшаться. Это изменило мою жизнь в некоторых нежелаемых аспектах, которые меня сейчас не устраивают.

Сейчас я знаю, что я просто буч-лесбиянка. Я чувствую гармонию с собой. Я начала налаживать отношения со своим телом. Долгое время я разделяла себя и своё тело, но теперь я думаю, что моё тело — тоже часть меня, и моё тело - мой дом.

Скоро мне исполнится 21, и вдруг я начала взаимодействовать с миром так, как не пробовала раньше. Я мотивирована и энергична.

Детранзишн отрезвил меня и выбил из мира фантазий, и я жутко благодарна онлайн сообществу женщин-детранзишнеров.

А ещё у Эли есть ютюб канал, где она говорит о детранзишне. Его можно найти по запросу "Rad flowers" или по этой ссылке.



06

В 14 лет я наткнулась на понятие "трансгендерность". Мне было близко то, что описывали транс-мужчины, и я чувствовала сильную связь с мужественностью. Незадолго до 15го дня рождения я сделала транс каминг-аут, начала носить утяжку, подстригла волосы и стала чувствовать себя намного лучше.

Я всегда говорю, что я начала ощущать, что я красива в день, когда я подстригла волосы. Я не могу описать словами насколько счастлива я была. Я заинтересовалась транс-сообществом и стала отстаивать права транс-людей при первой же возожности. Я всегда чувствовала, будто что-то не так, но тогда я думала, что это из-за того, что я не на тестостероне, потому что у меня была и до сих пор есть сильнейшая дисфория.

Я была транс-мужчиной до начала этого года, когда мне исполнилось 18. Я наткнулась на блоги радикальных феминисток и поняла, что я могу любить себя и своё тело, будучи гендерно-неконформной женщиной.

Ближе к концу моего транс-периода жизни я поняла, что я люблю только женщин. Но я всегда чувстовала связь с гомосексуальной идентичностью, поэтому будучи транс-мужчиной я называла себя бисексуалом. Во многом это из-за дисбаланса сил мужчин и женщин и моего осознания себя как гомосексуалки.

Я узнала, что трансгендерность вытекает из ненависти к тому, как меня видит общество и тесных связей с ЛГБТ-сообществом, из-за которых я начала думать, что единственный способ быть маскулинной лесбиянкой — это быть транс-мужчиной.

Моя транс-идентичность отделила меня от моей семьи. Моя мать плакала, потому что переживала из-за меня. Моя сестра давно не обнимала меня так сильно, как в день моего детранс каминг-аута.

Я буч-лесбиянка, и я никогда не была так счастлива и замотивирована. Через боль и страдания я поняла, что я могу быть женщиной только ради женщин. Мне не обязательно бриться. У меня могут быть короткие волосы. У меня может быть дисфория. Я всё ещё женщина. Я всё ещё красива.



07

Мне было около 18-ти, когда я узнала о существовании трансгендерного опыта. Сначала я думала: "нет, это совсем не обо мне, ведь в детстве мне нравились вещи для девочек, поэтому я девочка, правильно?"

Но всё же меня продолжала привлекать эта идея, и мне хотелось узнавать всё больше и больше информации на эту тему. Я мысленно разделяла свою личность на части, и одну из них я назвала "Эндрю". Так бы назвали меня, если бы я родилась мальчиком.

Я надела пиджак на выпускной и поняла, что я радуюсь, когда кто-то думает, что я парень, пока не услышит мой голос. Мне всё больше хотелось, чтобы окружающие считали меня парнем по причинам, которые я не могла понять.

Дело скорее не в ненависти к своему телу или женственности, а в стремлении к чему-то другому. В чувстве, которое я не могу описать. Желание быть мужчиной — было наиболее близким описанием этого чувства.

Я помню, как проходила тесты типа "трансгендер ли ты?" онлайн. Помню, как прочитала, что если ты задумываешься об этом, скорее всего, ты трансгендер. Помню, как меня убедила поддержка моих идей в интернете.

Я открылась родителям в 15 или 16 лет. Я делала подобные вещи только когда была уверена на все сто. И я была уверена. Абсолютно уверена.  В моей голове набралась куча доказательств, мои детские переживания, которые подтверждали, что внутри я всегда была мальчиком.

В 19 я начала принимать тестостерон. Почти сразу же после этого я поменяла имя в документах. Я сделала каминг-аут всем, кого знала.

Когда мне было 20, мой парень совершил детранзишн и стал моей девушкой. Я поддержала его. Она осознала, что она лесбиянка. Из-за неё я нашла журналы и тексты детранс женщин. Я прочитала об их опыте. Это был чудовищно тяжело.

Я почти уже не помню той боли, но у меня есть записи, где я отчаянно пыталась разобраться во всём. Я цеплялась за старую идентичность, защищала её, мучалась, настаивала, что мой опыт вовсе не похож на их. Это не я, это не я, это не я, это не так. Так много разрушавшей меня энергии, которая накатывала всё сильнее из-за мысли, что я могу быть неправа.

Конечно, я была неправа. Признание этого было ужасно трудно для меня и для окружающих. У меня не было никаких сексуальных травм. Я не была жертвой конкретных актов мизогинии или открытой гомофобии. Возможно, я могу вспомнить всего пару подобных незначительных проявлений в своей жизни.

Просто я никогда не могла подобрать слов, чтобы описать себя. Я просто никогда не была частью сообщества. Рядом со мной не было ни одной лесбиянки, способной помочь, поговорить со мной, чтобы разобраться в прошлом и во взаимоотношениях с окружающим миром. Быть гомосексуальной женщиной сложно. Мне никогда этого не говорили. Конечно же, я подумала, что я мужчина, какие ещё подходящие слова я тогда знала?

Я женщина, я лесбиянка. И это не связано с ощущениями в груди, это не из-за моих желаний или выбора. Это просто фактическая правда жизни. Я лесбиянка, очаровательный джентльмен в женском теле, и мне не нужно менять его, чтобы обрести комфорт.



08

Я не знаю, уместна ли здесь моя история и значима ли она, потому что я не принимала тестостерон. Насколько я знаю, я не проходила через насилие. Я просто никогда не соответствовала ожиданиям других.

Я хотела уважения и повышения зарплаты. И когда я проанализировала всё, я поняла, что я всегда буду вести себя как женщина, и даже если я буду "пассабельной", мне стоит ожидать меньшей зарплаты, меньшей влиятельности, меньшей значимости, меньшего уважения.

Поэтому я перестала пытаться исполнить свой замысел. Я подумала и поняла, что я сильна как женщина, мой уровень влиятельности такой, какой он есть, а моя значимость не зависит от других людей.



09

Я начала переставать считать себя как женщиной пять лет назад, недавно я сделала каминг-аут как лесбиянка (это достаточно поздно). Я поняла, что я лесбиянка, около трёх или четырёх лет назад, но я никогда не говорила об этом публично.

Как и любая феминистка лесбиянка в начале своего пути, я чувствовала, что не заслужила права называть себя таковой. Поэтому я сфокусировала внимание на теориях, утверждающих, что я особенная, уникальная, пострадавшая от определённого вида угнетения. Не похожая на других девушек.

Я пришла в феминизм в то время, когда произошло разделение движений социального класса "женщин". Всякие виды небинарных гендеров и нейрогендеров, ксеногендеров, почему бы нет? Что угодно было возможно!

Мне нравилось верить во что-то, позволяющее думать, что я не лесбиянка, а "кто-то ещё". Кто-то особенный, а не одна из тех "средненьких лесбиянок",  которые странно посматривали на меня…

К тому же, у меня до сих пор есть сильная дисморфофобия. Я испытываю фэтфобию и… Футболки часто подходят из-за моей груди!

Я достаточно быстро начала принимать тестостерон. Сначала в форме геля. Мне дали две коробки Тестогеля. Эффекта от него почти не было, так что я прекратила.

Затем на пике анорексии я сбросила 30кг за 3 месяца. Я опять начала использовать гель из-за людей из окружения, в котором становилось всё больше транс-парней.

Тогда в соцсетях всё чаще появлялись тревожные посылы: убирать себя из категории женщин означало быть в категории транс-парней, то есть мужчин…

Я считала себя парнем. Я перешла на тестостероновые инъекции вместе с другими транс-парнями. Обычным делом было собираться в группы по интересам из 5ти - 6ти человек, начавших переход одновременно.

Когда я училась, мой партнёр отвёл меня к доктору, прописавшему мне инъекции тестостерона без анализов крови или чего-то подобного. После этого я провела 2 года на тестостероне, не прерывая приём.

Сейчас мне нравится моё изменённое тело, и я решила прекратить переход. Всего я принимала тестостерон 4 года, включая 2 года без перерыва.

Я постепенно отвыкаю от приёма гормонов. Я брею бороду, теряю при этом часть пассабельности, и меня это устраивает. Я привыкла своему старому имени и тому, что я стоун*буч лесбиянка.
*стоун - термин, означающий лесбиянок, не любящих прикосновений в сексе и предпочитающих фокусироваться на удовлетворении партнёрши




10

Я 25-тилетняя буч-лесбиянка. Я была открытым транс-мужчиной в течение шести лет, а медицинский переход начала три года назад. У меня есть проблемы, связаванные с депрессией, ПТСР, дисфорией и ПРЛ, что в итоге подтолкнуло меня к переходу.

Я приняла себя как лесбиянку, после чего я претерпела абьюз и изнасилование от своей первой девушки. Когда была моложе, моя семья проявляла гомофобию. Я также прошла через сексуальные домогательства мужчин. Из-за этого у меня проявилась дисфория, и я не смогла терпеть насилие и гомофобию, так что я приспосабливалась как могла.

Я считала транс-сообщество своей отдушиной. Меня достаточно быстро затянуло, и это казалось мне способом бежать от всех проблем. После всего случившегося со мной я больше не хотела быть ни женщиной, ни лесбиянкой, я хотела избежать этих ярлыков и стать другим человеком.

После посещения доктора и терапевта мне потребовался всего один сеанс, чтобы заполучить подтверждение диагноза, и уже через месяц я начала приём гормонов. Я думала, что всё в порядке, пока не осознала, что лучше из-за гормонов мне не становится. Из-за гормонов мне потребовалась гистерэктомия. Из-за них у меня повышенное давление. От них было больше вреда, чем пользы.

Я была так сосредоточена на пассабельности, что начала переживать по этому поводу. Теперь всё это было не ради меня. В первую очередь я пыталась доказать остальным, что я парень. Я поняла, что никогда не стану настоящим мужчиной, и больше я не смогла избегать проблем подобным образом. Бегство кончилось.

Я прекратила принимать гормоны и вернулась к эстрогену. После года размышлений о детранзишне я наконец-то сделала это. Теперь я опять зову себя буч-лесбиянкой и привыкаю быть лесбиянкой, которой всегда и была.



11

Когда мне было 12, я узнала что значит быть трансгендером. Я немного изучала эту тему, но не начинала полноценный переход до 15-ти.

В то время я также была недалеко от осознания того, что я лесбиянка, поэтому я решила, что я гетеро транс-парень. Я всегда ощущала, будто нахожусь не в своём теле; как будто я и тело — разные сущности. Скорее всего это началось оттого, что надо мной издевались из-за роста (180см).

Я начала принимать тестостерон, когда мне было 18. И в первый же год приёма я пыталась прекратить несколько раз. Однако, мой, на то время, лучший трансгендерный друг всегда давил на меня, и я продолжала ЗГТ.

В конечном итоге, этот друг ушёл из моей жизни, и я поняла, кто я. Не так давно я прекратила ЗГТ, и я наконец-то чувствую себя свободной.

Я наконец-то приняла себя как буч лесбиянку. Этот путь был сложным, но оно того стоит.



12

Мне 36 лет. Я гетеросексуальная женщина. С 16-ти лет я идентифицировала себя как гомосексуальный мужчина. Я не уважала личные границы других людей и их право на сексуальную самоидентификацию, например, с помощью манипуляций присоединилась к организации исключительно для гомосексуальных мужчин.

В итоге мне надоело жить во лжи. Когда я совершила детранзишн, я чувствовала себя одинокой и не знала, как помочь себе. Я провела свои лучшие годы пытаясь заставить свою семью и друзей "поддержать мой переход" и прекращала общение с людьми, не согласными играть по моим правилам.

Я не знала как справиться с горем и виной, которые чувствовала из-за повреждённого тела. В итоге я начала принимать наркотики. Позже я завязала, научилась медитировать. Для меня перестать бороться с действительностью и собой — огромное облегчение.

В прошлом десятилетии мне повезло иметь возожность добиваться успеха в своих хобби, не думая 24/7 о своём теле и мнении других людей.

Сейчас я мать 10-ти месячного мальчика, и я очень рада, что не утратила свою фертильность, хоть мне и сложно из-за того, что я не могу кормить его грудью. У меня есть хронические болезни, скорее всего связанные с переходом, и я переживаю, могут ли на здоровье моего сына сказаться неизвестные побочные эффекты приёма тестостерона и менопаузы.

Я не считаю себя жертвой, и я хочу взять на себя ответственность за собственные ошибки. И часть их исправления - высказываться против этой опасной идеологии, которую я когда-то распространяла и за которую меня поддерживали, из-за которой сейчас стерилизуют большое количество детей, которые теперь никогда не смогут завести собственного ребёнка.

А ещё у Лоры есть ютюб канал, где она говорит о её детранзишне. Найти его можно здесь.



13

Я никогда не чувствовала связи с собственным телом, даже в детстве. В 13 я сделала каминг-аут как лесбиянка и осталась довольна. Но моё тело до сих пор кажется мне неправильным и неприличным.

В 15 я сделала каминг-аут как транс-мужчина, думая, что у меня есть гендерная дисфория. Как транс-мужчина я была даже более несчастна, чем до этого, и спустя год я вступила в крайне токсичные и абьюзивные отношения.

Я принимала гормоны 11 месяцев, и после окончания отношений я поняла, что считала себя трансгендером из-за того, что у меня были психотические эпизоды, когда всё чувствовалось как-то не так, и из-за того, что в детстве я стала жертвой работорговли.

Сейчас я пытаюсь вылечиться и я счастлива быть женственной лесбиянкой.



14

В 13 лет я начала садиться на диеты и голодать. Многие мои проблемы были связаны с грудью, и я слышала, что ненависть к груди означает, что ты трансгендер, поэтому я поискала информацию на эту тему и решила, что я ФТМ.

Ситуация с РПП была всё хуже, я начала резать себя, и родители заставили меня ходить на терапию. Я сказала родителям, друзьям и терапевту, что я трансгендер, ведь я считала, что это причина моей ненависти к себе. Мои друзья и терапевт согласились со мной. Но мать нет.

Доктора заметили, что мой вес был нездоровым, но они посчитали это причиной скорее начать переход. В 15 лет я пришла на сеанс с гендерной терапевткой*. Терапевтка сказала, что с 16-ти я могу начать принимать гормоны.

Моя мама спросила у специалистки, почему она не озабочена тем, что я голодаю. Она сказала, что так делают многие транс-дети до своего перехода. Мама спросила меня, знаю ли я о побочных эффектах ЗГТ. Я погуглила. На ЗГТ можно поправиться. Это меня напугало.

Мама сказала, что разрешения на гормоны не даст, и я вздохнула с облегчением. Всё заиграло другими красками, и идея угасла.

У меня всё ещё была анорексия, но благодаря детранзишну я смогла сфокусироваться на этой проблеме. Я рада, что не начала приём гормонов, но я всё ещё чувствую негативные последствия своего социального перехода.

Когда я была трансгендером, люди одобряли это и разрешали РПП разрушать моё тело и разум, выдавая это за поддержку, и иногда мне до сих пор неприятно из-за подобного. Но в целом я рада, что в моей жизни есть любящие меня люди, так что, думаю, у меня всё будет хорошо.

*гендерный терапевт - психотерапевт, со специализацией на транс-пациентах



15

Я росла в небольшом консервативном городке, и мои первые слова о себе были в мужском роде. В детстве я не встречала ни одной маскулинной женщины.

Я думала, что не могу быть женщиной, любя при этом короткие волосы, плоскую грудь и мужскую одежду. С 5-ти до 18-ти лет я считала себя парнем.

Я не начинала тст, так как моя мать, видя мою тягу к свободной и лёгкой жизни парней, много раз говорила со мной о феминизме и женственности, и в итоге это сдержало меня.

В то время я не особо её слушала, да, я была феминисткой, но я, конечно, не могла быть ЖЕНЩИНОЙ. Я абсолютно не женственна!

Сейчас мне почти 21, я приняла себя как маскулинную лесбиянку два года назад. Моя чудеснейшая старшая сестра была важной частью моего пути принятия себя как женщины.

Для меня крайне важны отношения с женщинами. Это умиротворяет меня как ничто иное.



17

Я чувствовала, будто я слишком уродлива и социально-неприспособлена, чтобы быть женщиной. Меня отвращало то, что я женщина, и я жутко стыдилась этого.

Переход был способом избежать этого стыда. Мужчиной я была более привлекательна, и влечение к женщинам чувствовалось менее отвратительным. Для меня было логично считать себя мужчиной: у меня были маскулинные интересы, я выглядела маскулинно, меня привлекали женщины.

Только спустя какое-то время я поняла, что переход не был решением проблем. Мне всё ещё было стыдно из-за влечения к женщинам, но теперь это ощущалось по-другому. Я чувствовала себя агрессором. Я начала чувствовать себя угрозой. До этого я тоже чувстовала себя лесбиянкой-агрессором, но мужественность сделала только хуже. Домогательства не прекращались. Теперь я была не слишком мужественной, а слишком женственной. Я хотела бы сказать, что мне стало лучше благодаря детранзишну, но это не так. Мне стало стыдно из-за того, что я наделала. Я чувствовала, будто абсолютно разрушила собственное тело. До этого для женщин я выглядела маскулинно, но меня воспринимали как женщину. Теперь я совсем не выгляжу и не звучу как женщина. Я чувствую себя намного более уродливой и жалкой. Я разрушила абсолютно все взаимоотношения с людьми, потому что думала, что переход сделает меня счастливой, правильной и что все, кто мешает мне начать, не хотят видеть меня счастливой, поэтому я перестала контактировать с ними.

Хуже всего то, что я сама виновата. Винить мне некого. И мне сложно жить с этим.



18

После окончания старшей школы (5 лет назад) я ощутила выгорание, была потеряна, всё стало запутаннее, и примерно в это время я призналась себе, что меня привлекают исключительно женщины (у меня до сих пор много проблем с этим).

Я прекратила общение с близкими друзьями и ушла с занятий спортом (я буквально жила спортом). Я была в депрессии, переедала, и для человека с недовесом и телом без выраженых половых характеристик до 18-ти набор веса по сути был первым столкновением с пубертатом. До этого мне не приходилось иметь дело с наличием груди или лишим жиром. Описания из этой статьи похожи на мои ощущения:

"Я набрала вес, но потеряла при этом себя", пишет Нэнси Такер о своей реабилитации. "Как я могу объяснить то, что внутри я всё ещё анорексичка, но я заперта в жировом костюме?" Как кто-то может быть воспринят как человек, выглядя при этом как женщина? Анорексикам приходится страдать из-за этого парадокса...

Как кто-то может быть воспринят как человек, выглядя при этом как женщина?

Хоть я и поняла это только оглянувшись назад, на то время это был основной парадокс моей жизни. Я унижала себя. Я чувствовала глубокое отвращение к своему женскому телу и ожидала от других того же. Я чувствовала себя недостойной человеческого отношения и предполагала, что другие тоже не видели во мне почти ничего стоящего. Я размышляла о том, как стыд из-за своей сексуальности может быть связан со стыдом собственного женского тела. Это может работать в обе стороны. Например: как я могу чувствовать влечение к другим женским телам без дискомфорта, если мне не нравится как выглядит моё тело и значение, которое ему приписывают (и наоборот)? Я всё ещё чувствую эти вещи, но, к счастью, сейчас уже с меньшей силой.

Я всё ещё учусь любить своё тело. Это никогда не прекратиться! Но у меня всё лучше получается.



19

Привет, меня зовут Скай, и я детранзишнер. Когда мне было 14-17 лет, я сделала переход в плане внешности. Я коротко стриглась, носила мужскую одежду, и говорила более низким голосом.

Я была в восьмом классе, когда решила совершить ФТМ переход. Я потеряла много друзей, когда сделала транс каминг-аут. Мне было очень сложно, и я начала утягивать грудь.

Я сделала транс каминг-аут своей маме и брату, и моя мать сказала "нет" медицинскому переходу. Мама и брат продолжали говорить мне, что я девушка. В то время я отрицала это. Я верила, что я трансгендер, но в 17 я осознала, что это не так. Я думала, что это поможет. В то время я была в депрессии. Я была кем-то другим три года. Хочу поблагодарить свою маму за то, что не разрешила мне начать медицинский переход. Я бы сожалела о нём, если бы она мне не запретила.



20

Я 19-летняя девушка-детранзишнер из Канарсих островов в Испании. Я росла в очень толерантном доме, помню, как я ходила на прайд с пяти лет и открыто говорила о своей дисфории с 13-ти.

В 14 я сказала своей девушке и сестре-близнецу, что я гендерфлюид. Через год я сделала транс каминг-аут и начала ЗГТ в 15, сделала верхнюю операцию в 18. И всё это время у меня были сомнения в своём выборе. К 19-ти я поняла, что это не то, что я хотела и не то, что мне было нужно, и я прекратила принимать тестостерон. Я перестала 11 месяцев назад, а с операции прошло 2 года.

Это был короткий вариант моей истории, я сразу перешла к сути, но для меня это была долгая борьба с сомнениями в себе, и я была бы рада помочь другим людям с их идентичностями, если я смогу.



21

Когда мне было 12, я нашла на ютюбе видео под названием “Как безопасно утягивать грудь.” До этого я даже не знала о существовании утягивания. Я начала искать что это и наткнулась на транс-сообщество.

Примерно в это же время, в моей школе появился новый учитель, называющий себя небинарным, и использующий местоимение "они". Мне это казалось идеальным вариантом, поэтому я начала использовать то же местоимение, потому что глубоко внутри я не чувствовала себя девушкой. Я рассказала маме. Она сказала, что никто этого не чувствует. Я её не слушала. И я начала носить утяжку. Вскоре я перешла в другую школу и повстречала нескольких трансгендеров примерно моего возраста. Они подталкивали меня к переходу. Я начала говорить о себе в мужском роде. Дисфория стала сильнее чем когда-либо, и я постоянно думала о частях тела, которые мне не нравились и пыталась быть как можно более пассабельной. Это всё, о чём я могла думать на тот момент, и в то же время я пыталась полюбить парней, потому что не хотела быть лесбиянкой, и боялось, что это разрушит мою предполагаемую мужественность. Я не знаю, что именно произошло, но постепенно я стала меньше думать об этом. Мне очень помогли родители. Теперь я лишь изредка сталкиваюсь с подобными мыслями и не считаю себя кем-то, кем никогда не смогу стать. Мне нужно было захотеть перестать быть трансгендером, прежде чем отказываться от счастья. Больше всего я жалею о том, что все эти три года я утягивалась. У меня часто возникают острые боли в области груди и рёбер. У меня есть проблемы с осанкой. Это напоминает мне о том, что я с собой делала. Мне жаль, что я так поступала со своим телом.




22

В следующем месяце мне исполнится 30. Я давно предвкушаю этот день. Особенно сейчас, так как я живу более настоящей жизнью. В прошлом десятилетии я пыталась убедить себя в том, что я мужчина. Мне было 19, когда я решила, что хочу переход.

Я сходила НА ДВА сеанса до начала ЗГТ, что на тот момент меня устраивало. Я хотела сделать переход как можно скорее, потому что мне безумно хотелось, чтобы меня принимали за мужчину. Я оказала себе медвежью услугу. Я не думаю, что у меня действительно было "расстройство гендерной идентичности". До перехода я никогда не чувствовала себя комфортно в собственном женском теле. Общество говорило, что мне нужно быть такой, такой и такой, чтобы быть женщиной, и это не было на меня не похоже.

Переход казался мне правильным решением, и никто не мог переубедить меня. Я сменила имя и пол в документах, через 10 месяцев после этого начала ЗГТ, а ещё через два месяца сделала верхнюю операцию.

Следующие 10 лет я боролась с депрессией, тревожностью и настоящей гендерной дисфорией. С тем, чего никогда не понимала до того, как пыталась быть мужчиной, которым не являлась.
В общем, 9 месяцев назад я прекратила принимать гормоны, и с того момента начался мой детранзишн. Заявляю вам: это лучшее решение в моей жизни.

Я скучала по женщине, которой так и не была, но я поняла, что всё это время могла увидеть её в зеркале. Меня зовут Брит, обращайтесь ко мне в женском роде.



23

В 14 я начала свои первые настоящие отношения с парнем. Он быстро перестал уважать мои личные границы, хватая меня и говоря вещи, за которые мне стыдно. Пару раз это превращалось в сексуальные домогательства. Я была маскулиннее большинства ровестниц, и из-за этого факта и пережитого насилия, я начала думать, что я не должна была родиться девушкой. Я начала чувствовать ненависть и страх по отношению к телу. Я ощущала диссоциацию. Я начала утягиваться и выдавать себя за парня. Через несколько месяцев после расставания я начала понимать, что всё, что я делала, было неправильным.

Утягиваться, стричься коротко, каминг-аут и т.д. — всё это неправильно. Я стыдилась и боялась. Постепенно я начала детранзишн, и чувствовала себя ужасно из-за всего этого. Я всё ещё не говорила никому о пережитом сексуальном насилии. Мне потребовалось несколько лет на принятие произошедшего. Я всё ещё учусь любить себя и принимать повреждённое собственными действиями тело. Сейчас мне 19, и я едва ли справляюсь с этим. Если вы начали переход из-за сексуальных травм, пожалуйста, остановитесь и поговорите с кем-то. Всегда найдётся человек, готовый выслушать и помочь. Будьте осторожнее и берегите себя.



24

Я росла в городе на юге Германии. У меня было прекрасное детство, пока я не присоединилась к ГНКфобному* сообществу, а чуть позднее, в начале пубертата, перешла в гомофобную школу.
У меня появилась анорексия, потом депрессия и мысли о суициде. У моей матери была гипофункция щитовидной железы, она была в депрессии и применяла психологическое насилие. В 16 я пришла в центр youth care** и съехала от матери. Я поменяла две школы, в итоге перестав учиться, и год была бездомной в Европе. Там я встретила транс-парня и подумала, что транс-идеология решит все мои проблемы. Поэтому я устроилась на стажировку, планируя начать переход. Через 3 года я сделала мастэктомию и сменила имя в документах. Я получила технический диплом и начала учиться в другом городе. Из-за мастэктомии у меня начались постоянные боли, и я жалею об операции. Я не думаю, что доктора рассказали мне достаточно информации о возможных рисках.

ТСТ подавлял мои эмоции, я поняла это уже после переезда. Я поняла, что была несчастна. Поэтому я прервала ЗГТ, пыталась справиться с моей внутренней лесбофобией и сейчас я пытаюсь вернуть своё старое имя. Я начала вести ютюб канал с небольшой аудиторией, чтобы говорить о детранзишне и о том, что заставило меня верить в то, что я трансгендер. Я считаю, что больше ГНК людей должны говорить о своём жизненном опыте и что он не делает их трансгендерами по умолчанию.

Я многое узнала во время перехода и надеюсь, что у меня будет больше связей для помощи с моими каждодневными и потенциальными проблемами.

*ГНК - гендерно-неконформные женщины
** youth care - европейская НКО, помогающая бездомным подросткам




26

Транс-идентичность объясняла мне, почему была неправильной. Я чувствовала, что отличаюсь от других всю свою жизнь. Я никогда не чувствовала, что я девочка, потому что у меня не получалось вести себя так же как другие девушки.

В 6 лет я плакала и кричала, потому что не хотела надевать платье. В 9 я умоляла мать отдать меня на футбол. Она сказала: "нет, футбол для мальчиков". В школе меня дразнили за то, что я вела себя как парень. Мне говорили, что так неправильно, я должна вести себя как девочка. Но у меня никак не выходило делать то, что другим девочкам и девушкам из моего окружения давалось легко.

Пережитое мной в самом начале жизни сильно повлияло на мою самооценку и самоощущение и я постепенно начала ненавидеть женское тело. Я ужасно не хотела быть женщиной. В отличние от многих детранс-женщин я долгое время была буч лесбиянкой, а переход начала уже в 34. В 30 лет со мной произошло несколько вещей, изменивших мою жизнь и вогнавших меня в глубокую депрессию. Мне казалось, что я вот-вот утону, и моя дисфория была просто нестерпимой. Единственным известным мне способом справиться с ней был переход.

Не могу сказать, что переход был бесполезным в плане борьбы с дисфорией. Он помог. Но почему именно он помог я поняла только после четырёх лет на ЗГТ и уже сделав двухстороннюю мастэктомию. Он помог потому, что мне не приходилось жить в мире, считавшем меня неправильной.

Я начала принимать антидепрессанты, и они подтолкнули меня начать задавать сложные вопросы, которые помогли мне решать проблему с дисфорией, не считая себя при этом трансгендером. Этот шаг был небольшим, но самым сложным в моей жизни, и теперь я каждый день радуюсь тому, что сделала детранзишн. Впервые я чувствую, что живу по-настоящему. Я мать, жена, лесбиянка и я уверенна, что люди и сейчас думают, что я веду себя не как женщина. Но я знаю, что я не неправильная, они просто ошибаются.



27

Мне 30 лет. Суммарно я провела 6 лет на тестестероне. И некоторое время результаты меня радовали. Но это длилось не долго. Из-за ТСТ я превратилась в волосатого йети и у меня начались проблемы с акне. Мне не понравилось увеличение внизу (и до сих пор не нравится). И мне жутко не нравилось... какой бесчувственной ТСТ меня сделал.

Я сделала гистерэктомию в 2018-м из-за вагинальной атрофии на ТСТ и сильной боли. Кровотечение после операции едва ли не убило меня. Это крайне травматичный опыт.
Сразу после этого я прекратила принимать ТСТ. Я была напугана и разочарована. Меня окутали горе и страх, я не могла принять то, что я натворила и что произошло.
Доктора не слушали меня и отказывались назначать мне женскую ЗГТ, чтобы возместить то, что я отрезала. С января 2018-го до ноября 2019-го в моём теле не было половых гормонов, ни синтетических, ни натуральных.
В это время я и сделала мастэктомию. Я думала, что это поможет. Но не помогло. Мои шрамы болят. Визуально мне это нравится, но мне интересно, могла ли я полюбить свою грудь, если бы получала психотерапию.
В общем, я наткнулась на детранс-сообщество в начале 2019-го. Они помогли мне правильно подобрать слова и заставить докторов выслушать. Подсказали мне эндокринологиню, имевшую дело с детранс-людьми. В ноябре 2019-го она назначила мне эстроген.
Мне понадобился год самоанализа и терапии, чтобы разложить по полочкам всё, что происходило со мной в те годы, и я поняла, почему я начала переход.Я никогда не стану той молодой женщиной, которой когда-то была. Я выгляжу как мужчина. Я высокая и волосатая, у меня низкий голос. На моём затылке лысина, у меня изменилась линия роста волос. Но первый раз в жизни меня учат и я начинаю понимать как любить себя такой, какая я есть.
Конечно, иногда я ошибалась, но я гордая собой детранзишнерка, буч-лесбиянка. Я никогда не была так счастлива быть частью сообщества, хоть некоторых детранзишнеров я и не встречала лично.



28

В детстве я пережила насилие и одиночество. У меня почти не было друзей. В колледже я нашла своих, основав ораганизацию для чернокожих женщин, но достаточно быстро пришли белые транс люди и угрозами заставили нас принять их.
Тогда и произошёл мой первый контакт с авторитарной сущностью сообщества. Тогда мне это льстило, и я даже присоединилась к одной организации, чтобы просвещать студентов в вопросах гендера и сексуальности. В колледже я идентифицировала себя как небинарная трансмаскулинная персона.

Я помню, как принимала душ со своей матерью, и она критиковала моё тело, пока я находилась с ней в закрытом пространстве, и была так легко уязвима. Детство я провела в преимущественно белых школах и чувствовала, как я это называю, расовую дисфорию. Вместо того, чтобы анализировать свои травмы, я ощущала, что мне лучше переместить себя в другую социальную категорию. Люди, поддержавшие меня в начале, были трансгендерами. Я помню, как знакомые транс люди говорили ужасные вещи о чёрных женщинах типа: "если чёрные женщины такие маскулинные, у них высокий тестостерон, и их всё ещё считают женщинами, то почему бы нас женщинами не считать?"

Я так вожделела дружбы хоть с кем-то и так ненавидела себя, что не стала спорить. То сообщество потихоньку разваливалось, когда я начала изучать свои нейроотличия. Мне не хватит места, чтобы рассказать о том, как движение выбирает женщин с аутизмом или женщин с серьёзными проблемами в социализации из-за своего тела, например, чёрных женщин, и заставляет их думать, что им нужно менять свои тела, чтобы обрести комфорт. Я рада, что выбралась из той токсичной среды, но я жалею о времени, потраченом на ненависть к себе за то, что я бисексуальная чёрная женщина с аутизмом и дисфорией.



29

Я ходила в школу раздельного обучения, где меня окружали исключительно девочки, в течение трёх лет. В какой-то момент все вокруг меня стали переживать из-за своей внешности, одежды и того, как их воспринимали мальчики. Меня подобное никогда не волновало, и я начала чувствовать себя белой вороной. Я была "не такой как другие девочки". Лесбиянок все боялись, поэтому мне и в голову не приходило, что я могу быть лесбиянкой. Когда я была подростком, я терпеть не могла мужских взглядов, носила максимально закрытую одежду и у меня начало развиваться РПП.

Из-за того, что я не видела схожести между собой и другими девушками, я чувствовала, будто моё тело было неправильным. У меня начались проблемы с депрессией и тревожностью, и чуть позже я наткнулась на транс сообщество онлайн, что усилило мою ненависть к себе, и заставило меня поверить, что переход способен помочь мне со всеми проблемами. Поэтому я сделала ФтМ каминг-аут.

Я была парнем почти три года и ходила во взрослую гендерную клинику за ЗГТ, но затем у меня начался абсолютно ужасный депрессивный эпизод и я поняла, что переход не решил моих проблем.

Впервые в жизни я начала ходить на терапию и поняла, что я аутичная буч-лесбиянка. Я поняла, что мне не нужно чувствовать себя "такой же, как другие девочки" и что я могу просто быть собой и всё ещё быть женщиной. После нескольких лет ненависти к себе и отрицания я наконец-то узнаю настоящую маскулинную себя и я её обожаю.



30

Я бисексуальная женщина, мне чуть больше 30-ти, и я в течение восьми лет считала себя гендерфлюидным трансгендером — это неогендер из спектра транс-терминов.

Я не знаю, считали ли меня другие люди трансгендером, т.к. я никогда не принимала тестостерон, не делала операций и не пыталась выглядеть как парень. Но у меня были проблемы с тем, чтобы принять себя как женщину.

Насколько я помню, женщины всегда привлекали меня больше, чем мужчины. Женщины всегда казались мне неподступными богинями, вдохновляющими моё сердце и душу своей красотой, чувственностью, элегантностью. Мне нравилось моё красивое женское тело, но по какой-то причине я думала, что мне нельзя любить других женщин. Наверняка потому, что тогда  примеры лесбийских отношений я видела только в порно, поэтому в моём мировоззрении лесбиянки и бисексуальные женщины были просто мужскими фантазиями...

Мне потребовались годы, чтобы понять, что было причиной моей гендерфлюидной идентичности: я не чувствовала, что мне можно любить женщин, поэтому мне было легче думать, что я частично мужчина. В те моменты, когда я чувствовала влечение к женщинам, я чувствовала себя "мужественно" и я одевалась по своему настроению — как буч. Мужественность для меня была напрямую связана с депрессией, мыслях о самоповреждении, которые я принимала за симптомы гендерной дисфории.
Не удивительно, что я начала считать себя гендерфлюидом сразу же, как только узнала это слово!

После нескольких лет страданий и терапии я наконец-то поняла, что я бисексуальна. Это одна из лучших вещей, происходивших со мной.
Я сразу же рассказала об этом своей семье и близким друзьям и получила в ответ исключительно любовь и поддержку. Каминг-аут для меня значил принятие себя и своей идентичности, важнее всего была я и моя личность.

С того дня я наконец-то начала чувствовать себя полноценной женщиной и человеком. Мне комфортно. Я больше не чувствую себя "мужественной", теперь я более совершенная женская версия себя. Я женщина, я бисексуалка, и я не хотела бы быть кем-то другим. Быть собой — огромное счастье.



31

Ещё в 14 лет я начала переставать чувствовать единение с собственным телом, я чувствовала, будто с моей гендерной неконформностью что-то не так. ФтМ переход казался отличным решением после того, как я тонула в депрессии и тревожности, пока другие девочки из моего окружения выглядели счастливыми и довольными. Я думала, что переход поможет мне ориентироваться в этом мире и понять своё тело, что я мне больше не нужно будет думать о травматичных изменениях своего тела и неудобствах моего пола, что он сделает меня сильнее и позволит самостоятельно контролировать свою жизнь, что ожиданий от меня будет меньше, и мне не придётся соответствовать вещам, которых я не хочу, что я буду более привлекательной, и мне не будет дискомфортно во время лесбийского секса

В 16 мне прописали гормональные блокаторы, а в 17 — тестостерон. В 20 я сделала двойную мастэктомию. Через год после операции мои мысли стали менее туманными, я стала размышлять трезво. Никакие операции и гормоны не могли сделать меня мужчиной. Я поняла, что мне потребуется вечность, чтобы сделать каминг-аут, потому что не важно насколько пассабельной я была, я всё ещё отличалась от своих друзей мужчин, и я всегда буду женщиной. Женщиной, которая поменяла своё тело (моё голое отражение в зеркале каждый раз напоминало мне об этом). Я всё ещё была одинока, депрессивна и тревожна.

Я перестала колоть ЗГТ и начала копаться в себе. Я не рождалась неправильной, я не освободила себя, в своей голове я всё ещё была заперта в рамках гендерных стереотипов. Теперь моё сломанное и потерянное тело болит. Мне, как ГНК девушке, недоставало ролевых моделей и места в сообществе. Мне недоставало образовательных программ о моём женском теле. Мне недоставало любви и принятия.

_
this website and all its images are protected by copyright. reproducing or distributing an image or part of an image in any form or manner is illegal. they may not be published without prior permission from the founders of Post Trans.